Храм Девяти Мучеников Кизических
Храм Девяти Мучеников Кизических
Публикации Материалы о.Владимира Соколова Чеченский узел (духовные аспекты проблемы)

Чеченский узел (духовные аспекты проблемы)

Каждый узел, завязанный историей в народной душе, требует того, чтобы его когда-нибудь развязали. Иначе оживляющим, животворным токам будет закрыт доступ в нее - произойдет застой, загнивание - и это неизбежно приведет к затяжным и неизлечимым болезням. Поэтому так важно знать, что из себя этот узел представляет: иметь перед собой, так сказать, анамнез, чтобы знать какова болезнь, где ее источник и как ее лечить?

Как и всякое явление мировой истории чеченский узел имеет несколько уровней: телесный, душевный (психологический) и духовный. В телесном, если и есть проблемы, то они видимые, осязаемые - и здесь каждый может составить себе мнение по своему осязанию или видению. Душевное и духовное не столь заметны - здесь требуются дополнительные умозрения и созерцания. Хотя это дело трудное, но такое же необходимое в жизни как и еда - от нее зависит жизнедеятельность организма, от умозрения зависит жизнь души в условиях этого падшего мира и ее спасение для другого мира. Хочешь - не хочешь, а этим все равно придется заниматься для того, чтобы выжить, для того, чтобы спастись.

 

Чеченский узел завязался в народной душе очень тяжело - это кровавый узел - он завязан кровью очень многих людей. Узлы, завязанные кровью, имеют такую глубину проникновения в народную душу, что это затрагивает в ней те основания, от которых зависит ее жизнь и нынешняя, и будущая. На этой глубине все происходящее в душе, имеет мистический смысл, потому что кровь вопиет к Богу (Быт. 4,10).

Кровь имеет такую мистическую силу, которая дает ей свойство проводить четкую границу между добром и злом. Кровь - это всегда жертва. Весь вопрос только в том, кому эта жертва приносится? Если эта жертва Богу, принесенная за своих ближних, то такая жертва имеет созидательную силу - она как семя дает всходы - и пролитая она все равно, что посеянная. Если не сегодня, то в определенное Богом время, эта сила снова породит созидательную силу. Такая жертва никогда не останется втуне - она всегда обнаружится по плодам любви, которую эта жертва и приносится. Эта жертва посев добра - спустя какое-то время, это может быть очень длительное время, потому что добро растет иногда мучительно и долго, добро снова взойдет и даст плод. Добро рождается в культуре, в культе преодоления себя - оно культурное "растение" и потому требует длительного ухода, культивации.

Если же эта жертва приносится ради каких-то человеческих страстей, ради корысти, то эта жертва приносится фактически дьяволу, который и вкореняет, всевает эти страсти и корысть в человека. Такая жертва не имеет созидательной силы - и потому никогда и не может этой созидательной силы породить. С помощью этой жертвы можно лишь на время украсть у Бога ту зиждительную силу, которую Он вложил во все живое. С помощью этой силы человек даже на какое-то короткое время может удовлетворить свой корыстный интерес, но за это его ожидает расплата в будущей жизни, да и в этой жизни это со временем приведет к разрушительным процессам - такая жертва не имеет созидательной силы. Эта жертва посев зла - зло же растет само собой и, за этим "растением" не требуется уход, здесь не нужно культурного действия и культивации, здесь можно обойтись только культом, культом не созидающим, а разрушающим в конечном итоге и своих адептов.

Корысть может быть различной - корыстными могут быть интересы целого класса, например, пролетариат, или нации (здесь я примеров не привожу их слишком много, чтобы не обидеть какую-нибудь одну нацию, не упомянув другие). Правда, корысть здесь корыстью не называется - это называется иначе - национальными интересами, например. Когда проливается не своя кровь, а чужая, то это чисто психологически легче назвать благом. Однако за все это мы будем держать ответ перед Богом.

Пролитая кровь, подводя к той мистической границе, где добро четко отделяется от зла, упрощает проблему. Для православного человека выбор ясен - он, естественно, выбирает добро. Поэтому и чеченский узел, несмотря на всю его сложность, на запутанность, на многочисленные исторические надвязки на нем - развязывается очень просто, вот этим выбором между тем, где какая жертва приносится. Спасительно это или не спасительно для души? - вот какой вопрос должны мы задавать себе, пытаясь развязать этот узел. И всякий раз мы должны поступать так, как это будет спасительным для нас, потому что мы призваны искать прежде всего Царствия Божьего (Мф. 6,33).

Однако, как же быть со злом? Извечный вопрос. Сопротивляться ли ему силою или отступить пред ним? Вопрос этот неоднократно обсуждался и ответ на него давно найден; нельзя злу позволить безнаказанно действовать в этом мире. От себя я могу только добавить, что на этот вопрос иначе можно ответить только тогда, когда это касается лично тебя - это твой выбор. Когда же речь идет о наших ближних, то здесь и выбора у нас никакого нет - мы должны их защитить, это будет для нас спасительным, ибо "нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих" (Иоанн 15.1)

Бороться со злом силою дело очень трудное. Человек, творящий зло не имеет никаких ограничительных моральных норм, во зле позволено все. Поэтому в земном плане это бой, в котором зло всегда имеет преимущество. Попробуйте бороться с террористом, который нападение на мирных жителей и захват заложников, взрывы жилых домов называет боевой операцией. Это попрание моральных норм через лжеименование, очень характерное для зла. Вы поступить также не можете, для вас это будет не спасительно, а погибельно, террорист же, придавая этому поступку якобы спасительный смысл, идет на это без колебаний, изображая даже из себя героя. Однако и спасовать вы не можете, не можете вы подставить своих близких под удар, не можете вы их бросить в беде, - не можете вы их не защитить. Но как же их защитить, не преминув силу? Но и в применении силы мы не должны изменить тому, что завещано нам Богом - победа должна быть нравственной, прежде всего, тогда эта победа будет нашей духовной победой и станет спасительной для нас.

Если же в этом сопротивлении злу силой будут попраны моральные нормы, то это, даже при видимой победе, не будет нашей настоящей победой и болью отзовется на народной душе. Узел не будет развязан - а еще туже завяжется - и это если не сразу, то потом - еще более осложнит нашу жизнь, потому что здесь не будет явлена та созидательная сила, которая оживляет народную душу. Зло же может быть только разрушительным и это неизбежно приведет к разрушительным процессам.

Однако, если мы решили, что злу необходимо сопротивляться силою, то войны нам не избежать, потому что договориться с бандитами, у которых отсутствует мораль невозможно - нет той основы, на которой возможен договор. С народом можно договориться, потому что жизнь народа возможна только на основах морали - если нравственные нормы отсутствуют - народ вырождается. Но чеченский народ никто не спрашивал: чего он хочет, хочет ли он воевать или хочет миром покончить вражду? Мнение же бандитов, захвативших власть в стране, не есть мнение всего народа.

И вот мы воюем. Ну воевать, так воевать. Казалось бы на войне все должно быть ясным - вон таим бандиты, здесь твои близкие. Но дело постоянно осложняется какими-то скрытыми от нашего взора политическими играми.

Мой двоюродный брат четыре раза в составе войск МВД побывал в Чечне. Он рассказывал мне о чеченской войне - я услышал о ней из уст очевидца. Вот эпизод из этой войны, очень характерный, таких было много.

Был дан приказ занять очень важную стратегическую высоту. Батальон без подготовки, без поддержки авиации идет в атаку. Бой упорный, длительный. Наконец боевики вытеснены - батальон занимает указанную высоту. Но какой ценой? Восемь человек убиты, вдвое больше раненных, тяжело раненных, потери в боевой технике. Но делать нечего - на войне надо выживать - без отдыха начинают готовиться к обороне, чтобы самим не быть вот так же оттесненными или разбитыми неожиданным нападением, как это часто бывало в чеченской войне. Но готовиться не приходится: получен приказ из штаба отступать на прежнюю позицию… Через несколько дней история повторяется в прежнем порядке - сначала в тяжелом бою отбивают высоту, потом получают приказ отступить. Что это? разгильдяйство или чья-то игра?

Или вот другой эпизод. В воскресенье, в 19:00 чеченский танк выехал на гору, прямо на диск заходящего солнца и начал очень точный, прицельный обстрел наших позиций. С дистанции несколько километров снаряды были уложены в квадрат 3х3 м (потом все удивлялись как так точно можно стрелять из танка). Однако с нашей стороны не было произведено ни одного выстрела, хотя танк успели взять на прицел и было все готово для того, чтобы выстрелы произвести. Но без разрешения высшего командования стрелять нельзя даже в ответ - можешь пойти под трибунал. Пока созванивались, пока кого-то разыскивали, что-то выясняли - танк отстрелялся и укатил за гору.

Эпизод повторился ровно через неделю, в 19:00 со всеми подробностями: опять танк выехал на солнечный диск, отстрелялся и укатил без ответного обстрела. Ровно через неделю опять та же история. И так четыре раза подряд, каждое воскресенье. Зная время обстрела к нему заранее готовилисьЮ отрабатывали все необходимые в такой ситуации действия, но ни разу чеченский танк не услышал в ответ выстрела, потому что каждый раз необходимо было получить разрешение начальства (не заранее, а непосредственно) на произведение выстрелов - и каждый раз что-то срывалось.

Что это разгильдяйство? - это четыре-то раза подряд? Создается впечатление, что это сговор, коль так нагло вел себя в этой ситуации экипаж чеченского танка, не боясь подставить себя под огонь. Вот и повоюй здесь - ты удобная мишень, тебя могут обстреливать с удобной позиции, а сам ты не можешь ответить, будешь наказан. Кто и зачем придумал такую западню? Разве это война? Это больше похоже на охоту, и то на охоте для охотника больше опасности: зверь может напасть, даже раненный ответить. А здесь война без ответа - отстрел, да и только.

А вот другой эпизод. Чеченцы по договору должны были пройти по коридору, который обеспечивали наши войска. Наши сидели в охранении - коридор в чистом поле, ни кустика. Вдруг в 50 м от наших вырастают боевики, как и из-под земли. Все обвешаны вооружением, включая ракеты, на каждом по два современных автомата, таких, которые у нас выдают по одному на батальон и держат в чехле, не дай Бог, сломается - отвечать придется.

Или еще один эпизод. Боец, сидящий в укрытии, на посту, вышел из укрытия по нужде - и вдруг услышал характерное: вжик… вжик… - кто-то стрелял с большого расстояния. Боец нырнул в укрытие, а потом, когда выстрелы закончились обнаружил на металлическом прямоугольнике, приваренном к раме, пулевые отметки: снайпер выбил в прямоугольнике доминошную фишку 5:3 (восемь точнейших выстрелов с большого расстояния).

Кто же обучает чеченских снайперов так точно стрелять? Кто обучает их так точно вести артиллерийский обстрел из танков? Кто обучает их так бесшумно и невидимо пробираться в чистом поле? Кто вооружает их самым современным оружием? Ведь, это стоит огромных денег, где берет их бедная и разоренная Чечня? Почему с их стороны воевали хорошо обученные профессионалы, а с нашей неумелые, необстрелянные новобранцы? Почему у чеченцев на вооружении обнаруживают дальнобойные винтовки, те самые, которые у нас собираются только ввести? На все эти вопросы вместе мы сможем ответить только тогда, когда предположим, что чеченская компания хорошо кем-то организована кем-то финансируется со стороны и ими же в стратегическом плане организуется и подготавливается.

Чеченский узел - это очень удобный плацдарм для всех стратегических врагов России. Здесь можно вести войну против России, не объявляя ее и не прекращая - перманентно. И что удобнее всего, вести ее чужими руками. Это самый лучший способ ослабить и истощить великую державу. Кто же из врагов России удержится от такой возможности?

Поэтому чеченский узел это не только российская проблема - здесь завязываются узлы и многих мировых геополитических проблем. Впрочем, я не специалист в политике и эту область я оставляю политическим обозревателям , я и так уже вторгся на чужую "территорию". Однако, в чеченском узле политические проблемы настолько сплетаются с духовными, что здесь трудно соблюсти статус кво. Слияние духовных проблем с политическими - это характерный признак вхождения истории в то время, которое принято называть временем антихриста. Чем более история будет приближаться к тому моменту, когда антихрист воцарится, тем больше политические проблемы будут совпадать с духовными. Поэтому, на м христианам не удается избежать участия в политике сколь бы мы не убегали от этого - политика во времена антихриста будет нашим духовным ответом ему. Поэтому когда придет такое время надо быть к нему готовым не только духовно, но и политически. Духовное станет политическим, а политическое духовным.

Россия до сих пор остается оплотом Православия и стало быть удерживающим началом для антихристианских сил, готовящих приход антихриста. Поэтому в стратегическую задачу этих сил входит ослабление и истощение России. Это позволит им без сопротивления установить свою власть над миром.

Поэтому Чечня это не периферия мировой политики, не внутреннее дело России, как этом нам сегодня пытаются внушить, а центр, передовая политики (а значит, и духовной борьбы), на которой решаются судьбы мира, определяется его лицо в ближайшем и отдаленном будущем.

Если мы сумеем развязать чеченский узел, то сумеем разрешить многие мировые проблемы. Если же нет - то проблемы, стянутые в этот узел, еще более обострятся - и мир уже не сможет ничто остановить от падения в бездну тотального зла, которая отверзнется с приходом и воцарением антихриста.

Но нам надо помнить что в этой войне, перерастающей из политической в духовную, победить мы сможем только оставаясь на позициях добра, ища спасения и основывая свою духовную стратегию и тактику на тех заветах, которые мы получили от Бога. А там, где политическое будет совпадать с духовным компромиссы будут невозможны - они будут только предательством и отступлением от Христа.

Однако надо помнить, что "наша брань не против крови и плоти, но против начальств, против властей, против мироправителей тьмы века сего, против духов злобы поднебесных" (Еф. 6,12), что в войне перед тобой живой человек, состоящий как раз из этой плоти и крови. Поэтому наша брань должна быть не против человека, а за него - против тех духов, которые ведут мир к погибели, погибели вечной.

диакон Владимир Соколов

Интересная статья? Поделись ей с другими:

Наверх страницы